Весь Сосновый Бор | Форум форумов

Весь Сосновый Бор | Форум форумов (https://www.all-sbor.net/forum/index.php)
-   Литература (https://www.all-sbor.net/forum/forumdisplay.php?f=9)
-   -   Клуб любителей прозы в жанре "нон-фикшен" (https://www.all-sbor.net/forum/showthread.php?t=42615)

santehlit 05.02.2022 07:31

Вот сейчас, не раздеваясь, лягу на кровать, возьму «Алгебру» с элементарными функциями и буду читать. Это в мыслях, а на деле – сел в электричку и уехал домой. Так хотелось угодить отцу помочь с сенокосом. Стыдно стало, и стал он мне ближе в теперешнем моём состоянии. Ближе вовремя сказанным словом, или умением промолчать. Советом или замечанием. Критикой или искренним восторгом моим успехам, как прежде было. А я заврался невмоготу. Не могу, как прежде (что-то мешает) - ткнуться носом в его плечо, и замереть от счастья, вдыхая аромат пропотевшей рубахи. Или сидеть рядом, плечом прижавшись к его плечу. Задавать вопросы и слышать ответы самого мудрого отца на свете. Выпить с ним настойки домашней и с упоением слушать его бесконечные рассказы о борьбе с бюрократами в молодые годы. Он ведь тоже «ходил в начальниках после войны». Да, мой отец воевал, а значит он не только умеет жалеть и любить, но и убивать. Впрочем, о чём я? Еду на сенокос, чтобы вспомнить, как пахнет берёзовый лес, какой аромат источает скошенная литовкой трава.
Это был сон куда ярче прежних. За мной по пятам от самого вокзала гнались бандюки. Я бежал, свернул в переулок – не тащить же их к дому. Прыгнул к кому-то через забор, притаился в кустах сирени. Молодка окно открыла и кивает мне – заходи. Влез, говорю – спрячешь, голубка? Она – если понравишься – и халат снимает, под ним ничего, в смысле одежды. Я попятился. Она – ну, тогда брысь! А по улице – матка боска! – лохматые люди в набёдренных повязках, факелами тьму разгоняя, ищут меня. Вот попался! Губы её пахли горчицей….
Поёжился от прохлады и проснулся в… шалаше. Отца рядом нет, и уже светает – надо вставать. Вспомнилась ночь, дикари с факелами – бр-р-р! Приснится же с перепугу такое. Хотя, наверное, прояснился диагноз – у меня раздвоение личности: то есть я одновременно и там, и тут – в прошлом и настоящем. Надо скорей к врачам, в психушку! А я беру литовку, подвешенную за сук на берёзе, и иду на поляну, где в непробиваемом взглядом тумане звенит отцова коса и с лёгким вздохом падают травы…. Вот она, лечебница моя!
Мысли налево, мозги направо, а руки знай себе работают, и литовка звенит – вжик…! вжик…! Истосковалась спина по мужицкой работе.
На экзаменах я был точен, как электронные часы. Математика (устный и письменный) – четыре, физика – четыре, сочинение – четыре и три. Плюс высокий бал аттестата. Вообщем приняли меня в институт и стипендию положили – не сорок рублей, как на ИСе, а пятьдесят пять, ведь ДПА – факультет закрытый. Не для разглашений, короче говоря.
Пятьдесят пять рублей в месяц! У меня ни жены, ни детей, и кровать в общежитии за какие-то гроши. Словом, удача - фортуна опять повернулась фейсом. А восемнадцать лет не возраст, чтобы унывать по поводу недобитых и где-то бродящих бандюков. Возникнут проблемы – будем решать. Правда, себе зарок дал – никаких танцулек, в Увелку ездим пореже и только домой.
Мне кажется у меня появился ум – я даже спрашивал его однажды, где же ты раньше-то был. Или это просто уверенность в себе и правильности вновь обретённой жизни – учиться, учиться и учиться, как завещал великий Ленин.
Студенчество начинается с картошки. Так говорится, но нас не послали – нашу группу, ДПА-101, оставили в городе на строительстве корпуса № 8 студенческого городка. За какие такие заслуги? Наверное, решили, что мы самые работящие, ведь в нашей группе одни только парни, и нет девчонок. А впрочем, отлично – живём в городе, в общежитии с горячей водой, питаемся (правда за свой счёт) в студенческой столовой, но нам зарплату положили и сказали в конце месяца отдадут. Или в начале нового…. И мы старались.
Работа простая – бери больше, кидай дальше. А если в подробностях, то заливали мы бетоном пол в комнатах на четырнадцати этажах. Бетон привозила машина и выливала в короб, оттуда мы лопатами в корыто на подъёмнике, потом в носилки и по комнатам – а там гладилкой до идеально ровной поверхности. Такая цепь, а звенья – мы.

Юрий Зеленецкий 06.02.2022 01:09

Замечательно!!!

santehlit 08.02.2022 06:54

Бетона могло не быть до обеда – и мы курили. Потом машина за машиной – у нас запарка. Работали и ночью – не бросишь: схватится материал. Однажды бросили…. Машина пришла после шести. Мы уж все дела закончили, инструмент закрыли и утекли в общагу – мыться, ужинать, отдыхать. Водитель подъехал – нет никого – плечами пожал, бухнул бетон в короб и уехал никому ничего не сказав. Да и некому было говорить.
Утром мастер пришел, покачал головой, ткнул пальцем в застывший бетон:
- Это «козёл», а вы козлы.
И до обеда, не разгибая спины, парнокопытные студенты долбили схватившийся бетон, вычищая короб.
Как коты, издали учуяв друг друга, настороженно принюхиваются-присматриваются, решая – перейти к активному шипению и угрозам или временно отвернуться, делая вид, что ничего не происходит…. Так я знакомился со своей группой ДПА-101 с целью подыскать товарища (или товарищей) для похода следующим летом на Титичные горы.
С Никитиным Васей, по прозвищу Прораб, вихрастым, рыжеволосым, конопатым, мы пили пиво в забегаловке на Воровского. Взяли десять кружек – он выпил восемь, я только две. Пойло было гадким (наверняка, разбавленным) по крайней мере, хуже того, что приносили мы в банках в общагу из ларьков в парке или на Северо-западе. Васька икал, перебрав. Прораб это у него от стройки – везде совал свой конопатый нос и даже мастеру не стеснялся давать советы – тот его и прозвал: «… а это что ещё за прораб?». Сейчас бы меня поучал, но икота…. А я прислушивался к взрывам хохота компашки, что у окна за одним столом – человек восемь парней нашего возраста стремительно доходили до кондиции.
- Т-ты… можешь по-есть за девять… икк! …копеек? – спрашивал Прораб, преодолевая икоту, - А я… икк! …м-могу.
Это он врал, или почти врал. В студенческой столовой на раздаче брал полпервого (без супа нельзя!), вермишели две порции с подливом (две котлетки в карман виды видавшей куртки) чай и три хлеба.
- Врешь! Давай посчитаем: стакан чая – три копейки, три хлеба – ещё три, а ещё полпервого, два гарнира с подливой… Врёшь, ты, Прораб, - усмехнулся я.
- Математик! – он погрозил мне пальцем, и будто у кассы торгуясь. – Тогда я первое не беру.
- Всё равно гривенника на обед не хватает.
- Так ты что, гад, …икк!... уморить меня хочешь? – он гневно тряхнул лоснящимися щеками.
- Тебя уморишь. Может, пойдём?
Я заметил, компашка у окна всё чаще и чаще бросала на нас взгляды, даже кивали головами в нашу сторону, о чём-то судя.
Прораб осмотрел бессмысленным взглядом батарею пустых кружек на нашем столе.
- Может ешё по одной?
- Хватит.
- А на посошок?
- Гы-гы-гы! – чему-то дружно рассмеялась компания у окна.
Прораб дёрнулся, будто схлопотал по скуле, и оглянулся на них. Долго смотрел, пересчитывая, потом согласился:
- Пойдём.
Догнали нас на троллейбусной остановке двое из тех, что были в пивной.
- Здорово ребята! Из стройотряда? (мы с Прорабом были в ковбойках). Денег поди… Угостить не хотите?
- А тебе мало? – кивнул я тому, у которого под глазом синел здоровущий фингал.
- Борзеете малость, но денег отсыпите – отпустим без боли.
У Прораба хмель и икота разом прошли – выхватил из кармана заточку и всадил в брюхо ближайшему парню. Тот, согнувшись, упал на скамейку, второй задал стрекоча.
Подошёл троллейбус, мы уехали. Прораб трепался, а меня угнетали мрачные мысли – ну, сколько можно? Опять криминал!

Юрий Зеленецкий 09.02.2022 01:48

Замечательно!!!

santehlit 11.02.2022 17:49

- Отчаянный ты, - говорю Прорабу. – С пером разгуливаешь по городу, а вдруг менты….
- С пером, - согласился Ильин. – Сувенирным.
Достал и показал. Это была действительно сувенирная ручка – формой обоюдоострого меча, а внутри шариковый стержень. Вобщем, прикол.
- Но как мы лихо отбились, – повеселел я. – А тот на лавочку с перепугу упал?
Второй, с кем сошёлся, был Колян из Магнитки – до того педантичный и аккуратный, что все вещи, которыми пользовался, подписывал своею фамилией. Даже на совковой лопате аккуратно фломастером вывел «Звездин».
- Вот сволочи! – обиделся, однажды увидев на ней исправленными первую и вторую буквы на жирное «П».
Он ко всем подходил с одним предложением – ребята отказались, а я не сумел.
- Пойдём искать квартиру или комнату для проживания.
- Так мы ж в общаге!
- На правах абитуриентов – начнётся учебный год, вернуться старшекурсники, и нас турнут.
- Раз так – пошли.
Каждый вечер после работы, душа и ужина обходили с ним окрестности студгородка. Приставали к старушкам во дворах на скамейках:
- Бабушки, комнату не сдаёте? А квартирку? Жилплощадь нужна.
Педантичность его от воспитания - у него папашка полковник, начальник магнитогорской тюрьмы. Рассказывал Коля случаи из жизни зеков – наверное те, что обсуждались в семейном кругу. К одному уголовнику мамка приехала на свиданку, а он её того…. То ли засняли это свидание, то ли кто видел, то ли застукали…. Начали прессовать сокамерники:
- Как ты мог мамку родную?
А тот, плача:
- Да мы с ней давно живём – батьки-то нет.
- Ужас какой! – передёрнул плечами.
- Инцест, - наставительно Коля сказал. – А когда они меж собой – мужеложство.
Потом спросил:
- У тебя женщины были?
- Затрудняюсь ответить – наверное, нет. Так, встречались, целовались, ночевали… А чтобы… Нет, не было.
- А девушка есть?
- Бог миловал.
- Это правильно. И я решил: пока учёба – никаких отношений, только порево….
- Это как?
- Ну, невтерпёж станет, к проституткам сгоняю на вокзал.
- Понятно.
- Не понял, что ты в нём нашёл? - это староста нашей группы Вадим Сорокин пытал на счёт Звездина, волоча со мной на пару носилки с бетоном.
- Ты – горожанин, тебе не понять. А мы жильё с Коляном шукаем.
- Нашёл «Коляна», етитвоюмать.
- Ты же староста, должен быть объективным.
- Я объективный к нормальным парням. А этот…. Сокамерники его говорили, он спать ложится в кальсонах.
- Ну и что? Это культура, между прочим, из-за кордона.
- Тьфу! И ты туда!
Мне казалось, Сорока не тянул на старосту. Лидер коллектива должен быть уважаемым и всех уважать. Вот Володя Лукьянов, это да – армеец, богатырь и в то же время, милый, улыбчивый человек. Если бы старосту выбирали, я бы за него свой голос отдал. Но, увы, деканат считает, что у местных лучше получается руководить коллективом. А те, кто в общаге…

Юрий Зеленецкий 12.02.2022 04:00

Замечательно!!!

santehlit 14.02.2022 06:28

Но Сорока мысль дельную подсказал:
- Сходи к коменданту, спроси: сколько надо? На стройке получим, и отдашь. Всё просто: ей денежки, тебе кровать.
Я к Звездину.
- Ещё чего? - скривил тонкие губы сынишка полковника. - Взяточников не люблю.
Потом Ромка Бекчентаев отбил мне охоту искать жильё:
- Ребята, пойдёмте на овощебазу, картошку сортировать. Работа пыльная, день ненормированный, зато расчёт сразу…
Расчёт сразу – это же главное! В первый вечер пошли всей общагой – ну, в смысле всей группой, кто в ней жил. Овощебаза неподалёку, за парком – приняли нас на «ура!». Дали перчатки, проинструктировали – крупную сюда, а мелочь и порченную туда. Погнали, ребята! И мы на корячках или сидя (кто на чём смог) отбирали картошку, пока не прогнали. Но деньги отдали….
На следующий вечер мы пошли с Ромкой вдвоём.
Приглядываясь к одногруппникам, думал: кого что может заинтересовать – клад Пугачёва или проход в иной мир. Однажды выпили прямо на стройке – начальства не было, бетона тоже. Разговорились…. Вот тут я и ляпнул, что знаю тайну пугачёвского клада – в одной пещере, мол, зарыт доверху набитый сундук. А потом на душе как-то легче стало – кто поверит, с тем и пойду.
Студентам палец в рот не клади – дай тему какую-нибудь обсосать на счёт неизведанного или денег. Вот длинноногий Петька Тараскин то ли серьёзно, то ли куражась, сказал:
- Не в золоте правда, не в золоте счастье. Знания – вот это сила, вот к чему стремиться должен каждый разумный человек.
А искать сокровища, значит, глупость? Из ума выжил, которого нет. Заспорили. Выпивший человек – душа нараспашку. Я наблюдал – кто стакан понёс к губам слишком быстро, чуть не выплеснув, кто засмеялся слишком громко, а кто зыркнул недобро или насмешливо. Словом, отбирал дружину визуально, не так, как славный Садко. А кандидаты в дружинники глотали, жевали, прихлёбывали и болтали, болтали, болтали….
Я не вмешивался в это трёп – мой ум (помните? - я же стал умным) советовал: надо дать занудам занудствовать, пусть себя тешут мыслью, будто они неподражаемо остроумны. Заодно пусть обсосут и, может, подскажут, как добраться до этого клада. Но путных предложений не было. Как я не подталкивал, как не намякивал, трёп катился мимо заявленной темы. И я понял – никому нет до меня дела, каждый занят собой, как, впрочем, и я.
Вспомнил друзей детства. Нам тогда только скажи – с луками и стрелами, раскрасив морды, быстренько мы бы эту пещерку к рукам прибрали, излазили всю - слева направо и снизу до вверху. Клад обязательно бы нашли и раскопали…. Где вы, команчи мои?
А в этой подвыпившей компашке уже договорились, что клад не нужен, что деньги надо зарабатывать тяжким трудом – ну, как вот на этой стройке.
- Счастье за деньги не купишь, - сыпались реплики.
И ещё:
- Если ты упорно трудишься, если ты честен и добр, тебе всё нипочём, ты всегда выстоишь, а благополучие даст государство.
И тут же хвастливо:
- И я никогда не позволю какому-то золоту портить мою личную жизнь.
- Ничто не выбьет меня из седла.
- Я буду заниматься только тем, что по-настоящему важно.
- А я поставлю на рога весь этот долбанный мир! Найду в нём настоящую красоту и оттянусь по полной.
- А ты что молчишь?
- У каждого своя голова на плечах…

Юрий Зеленецкий 14.02.2022 21:13

Замечательно!!!

santehlit 17.02.2022 06:52

Оставив нежелавшую расходиться толпу, пошёл в общагу – уже темнело, и накрапывал дождик. Жгло разочарование, и я был зол на себя за то, что как дурак, разоткровенничался перед демагогами. Присел на лавочку у общаги в сквере – здесь, под густой кроной ясеня было сухо, и было слышно, как шелестела листва под дождём. На мгновение вновь себя ощутил брошенным и одиноким.
Вахтёр на входе в общежитие:
- Ты Агарков? Тебе повестка из военкомата.
Я посмотрел на ящик с ячейками, подписанный буквами алфавита и прибитый к стене. Буковка «А»…. Точно, лежит. Точно, повестка от военкома – явиться по адресу туда-то и во столько такого-то дня.
- Что забирают? – вахтёр посочувствовал.
- Съездим, посмотрим – кто кого.
В военкомате вручили другую повестку – на расчёт с гражданской жизнью. Короче, забирают меня в доблестную, которая всех сильней, на срочную службу.
- Вообще-то у меня освобождение, - осторожно заметил я. - Учусь в ЧПИ, а там военная кафедра. Так что могли бы стать коллегами, товарищ капитан.
- Было да сплыло твоё освобождение, - усмехнулся работник военкомата. – Каждый год, что ль тебе давать? Эдак до старости закосишь.
Спорить не стал. Пошёл в деканат, предъявил документ, и мне оформили академ на период службы – потом обещали восстановить, когда вернусь. Если не сгину…
Нужна была комсомольская характеристика, а у нас, в ДПА-101, ещё и комсорга не избирали. Поехал в прежнюю свою группу ИС – теперь уже – 223. Она снова была на картошке, на тех же полях того же совхоза и ютилась в тех же бараках, как в и прошлом году. Встретили меня радушно, если не сказать восторженно. Вспомнили о скором моём дне рождения и назад в город не отпустили. Да я и – по понятным причинам – туда не рвался. Работал с ребятами в поле, рубал в столовой, ночевал в бараке. Отпраздновали день моего девятнадцатилетия костром на берегу, печёной картошкой, водкой, песнями под гитару и игрой в бутылочку.
Вернулся в город, получил деньги на стройке, накрыл стол ребятам в общаге, собрал вещички и потопал в военкомат. Здесь нас, призывников, уже поджидали. Но пока оформлялись документы, усадили в Ленинскую комнату, где женщина – военный юрист – нудно читала нам наши права, то есть права военнослужащих, разумно считая, что обязанности нам и без неё доведут.
Какой-то хорёк низкорослый явился долг платить Отчизне в сильно подогретом состоянии, и сыпал нецензурщиной, ничуть не стесняясь присутствия дамы.
- Слышь, крысёныш, - окликнул я его. – За базаром следи.
- Ты на Колупаевских? – задохнулся он удивлением.
Ответить мне не дал прапорщик, заглянувший в Ленинскую комнату. Женщина обратилась к нему с просьбой приструнить непоседу - указала на матершиника и брезгливо поморщилась. Прапор вывел его - обратно паренёк вернулся сам, неся на спине жухлые листья. А когда отъезжали в автобусе к пункту призыва, колупаевский состроил прапору рожу, ощерив пробоину в зубах. Я подметил и подумал - хорошенькое начало. Но вздохнул глубоко и свободно: наконец-то все мои прежние заботы и беды – менты с бандитами, и Абузар с его тайнами – остались позади. Впереди новая жизнь.
На сборном пункте в Копейске меня занимал единственный вопрос – где придётся служить? Вразумительного никто ничего не ответил, а всучили медицинскую карту призывника, и пошёл вместе с остальными проверять по кабинетам своё здоровье. Между прочим, в этой самой карте был прописан номер команды – 300А. 300 – вскоре выяснил – означали погранвойска. А где ещё служить парню с Урала? Вот что такое литера «А»? Спрашивал призывников – никто не знает. Кто-то предположил – наверное, в аэропорту сидеть, иностранцев досматривать. Такой расклад меня вполне устраивал. Сидеть за стеклом и взглядом раздевать и ощупывать иностранок. Но нашлись знатоки, разбившие мои иллюзии:
- Куда смотрите, лупоглазые: здесь же ясно писано – «плавсостав». На морской границе ты, пацан, будешь служить, а не в столице.
Тоже ничего, только иностранок там, жаль, не будет. И ещё вспомнил родных - они и не ведают пока, какой сюрприз я им тут приготовил. То-то будет упрёков и пересудов. Даже писать не хочется. Сестре, правда стоит – пусть подивится, как её брат-рахит в морские пограничники попал.
А комиссия шла своим чередом.
- Спустите трусы…. Повернитесь… Наклонитесь… Раздвиньте ягодицы… Годен…

Юрий Зеленецкий 18.02.2022 01:56

Замечательно!!!


Часовой пояс GMT +3, время: 07:17.

vBulletin® Version 3.8.3. (перевод: zCarot)
Copyright ©2000-2022, Jelsoft Enterprises Ltd. © 2006-2022, ООО «Визард-С»
Настоящий ресурс может содержать материалы 16+
Использование информации сайта для публикации на других сайтах и в печатных изданиях без письменного согласия ООО «Визард-С» запрещено.